Отзыв лицензии у «Газбанка», крупнейшей самарской «прачечной»

0 453

Юрий Качмазов («Качок») начинал снизу — «мутил дела» на известном в Самаре рынке возле ж/д станции «Энергетик». «Точкой взлета» Качмазова стала перепродажа новых авто. После того, как Качок сколотил первое состояние, он открыл первый в Самаре автосалон прямо на городском ипподроме. Вскоре им была создана компания «Самарский объединенный капитал» («СОК»).

В то время АвтоВАЗ превратился в арену битвы различных криминальных группировок. Кучка силовиков решила установить на предприятии единоначалие и выбрала в качестве «тарана» Качмазова (не позабыв, безусловно, и о своих карманах). Главные покровителями Качка считались экс-глава самарского ФСБ Владимир Большаков и начальник управления налоговой полиции области Евгения Григорьев. Ставка на Качмазова сыграла, и вскоре его люди очистили АвтоВАЗ от конкурентов. Сбыт завода был взят под полный контроль, а поставки комплектующих — наполовину.

Став местных олигархом, и наиболее эффективным работодателем, Качмазов стал вкладываться и в «социалку» через благотворительный фонд «СОК» («Спорт. Образование. Культура»). По факту же эти структуры были «прачечными» самарских чекистов.

«Волгопромгаз» во главе с Владимиром Аветисяном был второй финансовой группой, претендовавшей на господство в области, поэтому конфликт, с вовлечением бандитов и правоохранителей, был неизбежен. Киллеры «вывели из игры» наследников покровителей Качмазова: без вести припадал сын генерала Большакова, в затем был расстрелян сын генерала Григорьева. Это было начало конца — на стремящийся полностью подмять под себя АвтоВАЗ «СОК» наехал «Рособоронэкспорт». Тут не могло обойтись без отмашки со стороны Путина.

Под прикрытием сотен омоновцев из других регионов, Чемезов осуществил «рейдерскую национализацию» завода и дал старт «зачистке» людей Качмазова по всей области. По иронии судьбы, именно Качка называли наиболее эффективным рейдером в стране после Керимова.

Апофеозом противостояния Казмазова и полностью ушедшего под Чемезова Аветисяна стали мэрские выборы 2006 г., когда каждая сторона выступила за своего кандидата: «СОК» поддержал Виктора Тархова (тесть ульяновского авторитета Сергея Логинова по прозвищу «Лорд»), а «Волгопромгаз» — действовавшего мэра Георгия Лиманского. В этой битве победили «соковцы», и по праву заняли ряд ключевых постов в новой администрации. Тем не менее, давление Кремля становилось невыносимым — началась распродажа активов.

После войны в Южной Осетии, «СОК» вошел в республику по приглашению друга Качмазова — президента Кокойты. В Цхинвал был высажен «самарский десант» во главе с родственником чекистской «крыши» Качмазова Александром Большаковым, которого назначили на должность руководителя администрации главы государства. С молчаливого одобрения Москвы, местная оппозиция обвинила Кокойты в «потворстве рейдерам», и в результате, «СОК» не получил подряды, а «десант» вскоре отправился восвояси.

Предсмертные судороги «СОК» начались с продажи «ИжАвто» собственному менеджменту по мошеннической схеме. Качмазова и его помощников обвинили в преднамеренном банкротстве предприятия, но дали сбежать из России в ОАЭ, где подобное не считается преступлением. Контроль над заводом перешел к Сбербанку, а Самарская область постепенно «легла» под Чемезова и его наместника Аветисяна.

Вскоре после объявления в розыск Качмазова, бывший глава канцелярии президента Южной Осетии Большаков был жестоко зарезан после долгих пыток в собственном доме неизвестными. Остатки «соковцев» во власти были «зачищены» командой Дмитрия Азарова. Сам Качок занялся в Эмиратах прокатом автомобилей класса люкс.





Вам также может понравиться